Главная » 2016 » Июнь » 28 » Детская «болезнь» идеальности у мам
04:39
Детская «болезнь» идеальности у мам
Я осматриваю вокруг и осознаю, что юных мам облегает напрямик которое-то немыслимое влечение поспать ВСЁ: и осуществиться, как мать, и как баба не сплошать, как дочь попечительная - туда же, ну и как бизнес-толков конечно... Особливо проявляется это с появлением 1-го ребятенка. Потом-то дамочки начинают осознавать что к чему, расставлять верховенство и не переутомляться в погоне за иллюзией, что это возможно: с миниатюрными ребятишками нанимать на себя и выполнять так ролей, в т.ч. и общественных. Прочее занятие, что и до ребятенка ты училась чем-то собственноручно, вкалывала как бы "на себя", сама могла регулировать, что и насколько учить. Тогда да. Уменьшить витки, чтоб было и далеко по могуществу, и продолжать. Это действительно. Но вот малореально осматривать на противоположных, как всё идеально у них (а потом совсем не всё так, как кажется, просто почти у целых вот это устремление к идеальности утекает в показуху и скрытие негатива, выпячивание и преувеличивание позитива) и пробовать, ломиться из шкуры, быть экой же. Малореально это, девочки! В какой-то области - да утеряешь дорогое, стараясь оторвать всюду зараз. И окей, если это будет не в области воспитания ребятишек. Потом сильнее всего аукнется в будущем. И когда меня требуют: "как ты всё успеваешь?" Соответствую, что успеваю дальше не всё, но как бы ни было грустно от этого уяснения - не стремлюсь. Целому близкое часы.
Смертельно недурную, примерный статью подыскала на эту тему. Отколе, как говорится, ноги произрастают и что с этим учить...

"Ребячество – необычная пора в жизни человека. Это часы изумительных, воодушевляющих открытий. С этим, пожалуй, все договорятся. Как нам симпатично уносится в мечтаниях в то чуждое былое и заново предаваться в колдовской универсум ребячьих треволнений!

Мы готовы идеализировать тот этап и не помнить, или, по крайней степени, предумышленно не вспоминать большие и страшные разочарования той поры. А ведь их тоже было достаточно.

Каждое несоответствие реальности нашим ожиданиям, а сии ожидания, порой звучали как уверенность в неминуемом, валили нас в бездну неистовых чувств разногласия. Переживались, спервоначалу, как мировая авария: не могу присесть и двинуться на двухколесном велосипеде с первоначального раза; не могу резаться на гармоничном инструменте зараз после скупки, а надо заниматься; не могу выигрывать в мемори всякий раз; мамуля должна предаваться на работу поденно, а думалось, что она вечно будет рядом; не могу стать самым известным в классе; не могу недурственно целых малевать, и вообще быть ладно целых во всем; не могу отмечать денек рождения хотя бы несколько раз в году или чтобы он отроду не завершался и не надо было укладываться дрыхнуть; не могу постоянно все работать верно, без промахов, ошибок и невезения – словом, желаю быть безукоризненным. И матушку хотелось безукоризненную, экую, какая ничего не заповедует, все дозволяет, везде выпускает и покупает все игрушки.

И если отведать подтянуть результат младенческого фазиса в жизни человека, то одним из самых величавых получения будет адаптивность. Это суперспособность ума принимать и впускать в себя все сии несовершенства универсума и личные личные, несоответствие реальности нашим ожиданиям, переносить серьезный эксперимент из неполадок и срывов. Это суперспособность мириться с тем, что мы, в сущности, больно недостаточно на что действуем в жизни и надо пристроиться к этому потоку и довериться направлению.

И нынче несложно сравнить сей вероятный в потенциале плод с тем, что мы обладаем на самом занятии. Насколько и юных и наторелых матерей сносят из того отдаленного былого и назначают перед собой младенческую, но точнее, инфантильную планку стать безукоризненной матушкой. К ребячьему списку пожеланий добавляются старшие ценности: все вечно успевать, вечно новый обед из трех кушаний, вечно безукоризненный распорядок в доме, все ребята, кошаки и шавки вымыты и чистоплотны, никто не рыдает, не сражается и не ноет, все довольны и улыбаются, как на фото в журнале, все новости (и не только) по воспитанию читаны и пропущены, выставки посещены, детвора записаны в студии и кружки, дома негромко дрессируют алфавит, пока мамка вышивает крестиком.

О личном наружном паспорте тоже пренепременно систематично беспокоиться: фитнес-клуб, салон красивости, парикмахерская, маникюр, шопинг. Чиркнуть в блог и поместить фото, подыскать шабашку он-лайн. Что потом еще тяготеют мамани втолкнуть в собственный денек? Если бы была возможность, то в этом местечке можно было бы бросить безлюдные строчки для того, чтобы вы сами дополнили сей безграничный список, какой будет слабовато модифицироваться в зависимости от составительницы, но в полном будет больше смахивать на послание к чародейской фее, чем на настоящий план оживленного предсмертного.

И конечно, в идеале безукоризненная мамка должна все это успевать, все сама! Конечно, это никому не удается, и это становится родником фрустрации, депрессии, выгорания. Только подвинтишь шлейфы в одной области , здесь же в остальной все проседает. Только хватила больше часы ребятишкам уделять, на шабашку уже ресурса в обрез. Как перешла на собственный прожект с свежеиспеченным старанием, ребятня снова-здорово «беспризорничают».

Сей секретный запрос вызывает целую область в области тайм-менеджмента – «как мамке все успевать». Но все сии направления не решают стержневой загвоздки – как повзрослеть и отвернуться от неосуществимого, как отвернуться от недостижимых честолюбия и ослабеть в личном несовершенстве.

И с ребятишками тоже хочется быть вечно безукоризненной и безукоризненной. Распоряжаться ими так, чтобы не хлюпали, не тарахтели, не сражались, не бушевали, чтобы были корректны и приветливы со целыми и чтобы домогаться этого без эмбарго и лимитирования, а только объяснениями. Но если не так – то ощущение вины и самобичевание.

А ларчик просто открывается. Обернитесь вокруг. Жизнь изучает в константных грезах об идеальности и перфекционизме, не давая наслаждения. Мы ее просто не успеваем лицезреть, не высказывая уже о том, чтобы упиваться любым моментом.

Надо просто поднять эту затянувшуюся ребячью немочь. И снадобье в доступности у всякой из нас. Это крепкая печаль и слезы.

Сии особые слезы, слезы тщетности, выносят из туловища скорбные токсины, отравлявшие существование, втягивавшие нас в идиотскую войну с ветряными мельницами. Слезы содействуют нам распрощаться с иллюзиями, навечно разорвать сей безнравственный кружочек спешки за неосуществимым, повзрослеть в отметке личных возможностей и верховенства. Встретить личное несовершенство и неидеальность и приобрести универсум в душе.

Отдельным из нас скулить ужасно непросто – чересчур здоровен вколоченный с малолетства заказ на речение сих чувств, чрезмерно чувствительно и небезопасно рюмить во старшем годе. Но можно стать с просмотров «плакательных» кино, с чтения томов, зарождающих печаль. А потом уже и на собственные печали и горести перейти. Вовсе достопримечательный вариант, если есть ближайшая душа, способная проявить помощь в сей момент. И требуется отнюдь маленько: просто предоставить наплакаться на плече, не утешая, не урезонивая, и уж тем более не позоря, а смысля и принимая сей чистящий процесс, при каком душа мудреет.

Войте, приятные матушки. Мы достойны того, чтобы жизнь начала лелеять нас тем экстремумом, какой нам дается без надлома".

(с)Танька Лёлимузен

ideal-mom (700x311, 178Kb)
Просмотров: 60 | Добавил: suportbag | Теги: Мама, болезнь, идеальность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar